Уважаемые клиенты, рады сообщить, что:

офис Медведково совместно с нотариусом начал работу по субботам с 10:00 - 17:00;

офис Строгино совместно с нотариусом начал работу по субботам с 10:00 - 15:00;

офис Бабушкинская совместно с нотариусом начал работу по субботам с 10:00 - 17:00!

С Днём Победы!

09.05.2012

Великий День Победы! 

Великая Отечественная Война принесла советскому народу много скорби и печали. Гордясь и радуясь Победе, мы всегда помним, какова была её цена: невосполнимые людские потери, голод и болезни, борьба на грани человеческих возможностей, покалеченные судьбы молодых и горе стариков.

Мы бесконечно благодарны ветеранам и всем, кто был причастен к Великой Победе, кто героически переносил тяготы военного времени. Особенно мы гордимся нашими старшими коллегами – переводчиками, отважно выполнявшими свой профессиональный и гражданский долг.

Профессия военного переводчика родилась в годы войны, лингвистам приходилось осваивать новые обязанности, в буквальном смысле, в бою. Специалистов катастрофически не хватало: один переводчик на дивизию. Поэтому, переводчики работали круглосуточно.

В тылу велась активная подготовка по ускоренным программам; молодым специалистам приходилось  учиться 24 часа в сутки, без преувеличения. У студентов-переводчиков не было возможности получить положенное им трёхлетнее образование: к концу 1942 года на фронт были посланы слушатели старших курсов, а после – и второго.

Между тем, на переводчиках лежала огромная ответственность: они находились в самом эпицентре боевых действий, чтобы оперативно получать показания от пленных; участвовали в рейдах по тылам противника; занимались пропагандой на передовых линиях. Необходимо было владеть военной терминологией, специальными сокращениями и сленгом, вылавливать нужную информацию из эфира, знать организационно-штатную структуру вражеской армии, разбираться в устройстве боевых машин, составлять документы и протоколы, зашифровывать и расшифровывать немецкие карты.

Конечно, переводчики были чрезвычайно востребованы. О них заботились, их жизнь берегли. Однако и они хлебнули немало невзгод; многие не вернулись домой.

В зависимости от военной обстановки, переводчикам приходилось брать на себя то обязанности офицера штаба, то разведчика, то медсестры, то психолога. Рука об руку с остальными бойцами Красной Армии они шли на самые опасные и трудные задания. Многие военные переводчики удостоены советских наград и высоких званий.

Из воспоминаний военных переводчиков

Ольга Фёдоровна Вавакина:

«Шла война. Срочно требовались переводчики. Прошло несколько месяцев, мы закончили занятия, сдали экзамены, и нам присвоили звание «лейтенант»…  Мы по очереди дежурили на чердаке нашего здания, чтобы вовремя успеть обезвредить зажигательные бомбы-фугаски (их надо очень быстро засыпать песком, чтобы избежать пожара), помогали эвакуировать детей (раздирающее душу зрелище: дети плачут, мамы рыдают, не всегда точно известно, куда направляются эшелоны), устраивали спальные места для стариков, больных».

…Мы шли на помощь в Кривой Рог. Но это было позже. Пока же, под Ельней, начали появляться первые пленные. В некоторых районах немцы были приостановлены. Постепенно пленных становилось всё больше. Как я была благодарна своим преподавателям, что они меня так хорошо научили языку. Иногда пленные считали меня немкой и были более откровенны. Работы было очень много. Я расшифровывала немецкие карты, которые доставали наши разведчики, другие карты зашифровывала. Иногда меня возили переводить при допросе какого-нибудь немецкого офицера, я не знала куда, обычно ночью. Из-за мягкости моего характера мне было трудно выносить процедуру допроса…

…На Волховском фронте наша армия вела упорные бои с немцами. Приходилось перевязывать очень много раненых, сочинять тексты-призывы к немецким солдатам, чтобы они переходили на нашу сторону. У нас была агитационная машина, ребята ездили вдоль фронта и в рупор призывали немцев сдаваться.

Первый раз я была ранена в бедро, затем мина ударила в дерево, под которым я стояла, была сильно контужена, потеряла сознание, а затем всё забыла. Долго не выходила из этого состояния. Последний раз была ранена в руку снайпером. Пролежала несколько дней без помощи в болоте, пока меня не подобрали. Началась газовая гангрена, рука держалась на ниточке, меня ждала неминуемая смерть, руку ампутировали, и я осталась жива».

Елена Моисеевна Ржевская:

«Случайно я узнала, что идет срочный набор на курсы в военное бюро в Железнодорожном и в бюро во Львове. Переводчиков не подготовили заранее, а без них нельзя грамотно воевать. Ведь военный переводчик-лингвист нужен не только для советских спецслужб, но и для разведки.  Сдала вступительный экзамен. Мне честно сказали, что на фронте ситуация усложняется: пал Орёл, Москву враг намеревается взять в клещи, а я еще не принимала присягу и могу изменить свое решение. Под нашими окнами по Ленинградскому шоссе уходили колонны ополченцев - студентов, учёных, даже консерватория подразделение своё сформировала. Я думала, что и нас направят на оборону Москвы. Наивно полагая, что иду в армию, где мне всё сразу же выдадут, не взяла из дому даже полотенца. Но прихватила старое шерстяное одеяло. Оно очень выручало меня до самого конца войны. А теплоход доставил на курсы переводчиков под Куйбышев. Так и начиналась военная жизнь…

…Поздним вечером мы через бесконечное поле добрались до села Воскресенское. Майор вёз меня от Москвы в кузове полуторки, поэтому промёрзла я отчаянно. И тут навстречу группа военных во главе с комиссаром штаба, и кто-то кричит: «Переводчика сюда!» Оказалось, под Ржевом в плен сдались сразу 17 гитлеровцев. Это было большим событием, и я оказалась тут так вовремя! Меня сопроводили в сарай к пленным. Надо признаться, я трусила: справлюсь ли? Ведь ещё не было никакого опыта.

 Первым допрашивала пожилого обер-ефрейтора. Простые вопросы, такие же простые ответы. Я понимала, что могу просить его говорить медленнее и чётче. Ничего, кроме жалости, этот пожилой немец у меня не вызвал. Потом комиссар штаба отправил меня переводить скопившиеся трофейные документы. Вхожу в штабную избу, а там люди вповалку спят. Только дежурный сидит у телефона. Он достаёт пачку документов из несгораемого железного ящика. Смотрю, а там по большей части инструкции немецкие, типа того, как уберечься от холода, обматывая ноги газетами. А я уже почти сутки без сна. Тогда дежурный, которого звали Миша Захаров, говорит мне: «Ложитесь спать вон на тот сундук. Только разуваться у нас не разрешено». А сундук тот - метр на полметра, но и он показался мне царским ложем.

 Только утром я поняла, почему запрещалось разуваться на ночь. «Воздух!» - именно этот крик часового разбудил меня. И началась страшная беспрерывная бомбежка. Фашисты затягивали горловину мешка, в котором оказалась наша армия. Их превосходство в воздухе было полным. Поэтому бомбили они и обстреливали без возмездия. На этот раз они, видимо, засекли наш штаб. Так что первый день на фронте начался такой интенсивной бомбежкой, что новичку пережить её было очень нелегко»..

 

С 67-ой годовщиной Победы!

Долгих и мирных лет жизни!

 
Спасибо, что заметили ошибку в текст и сообщаете нам об этом. Вы нашли ошибку в следующем фрагменте:
Теперь просто нажмите кнопку «Отправить» и, если хотите, добавьте ваш комментарий.